Доктор Дидье Дичи: «Прямая реставрация дает стоматологу возможность наибольшей профессиональной реализации»

«ДентАрт» №2, 2009 год

Его имя сегодня называют среди известнейших международно признанных лекторов. Дидье Дичи получил степень Доктора стоматологии в 1988 году в Университете Женевы. В 2003 году к его званиям добавилась степень Доктора философии в области биоматериалов в АСТА Университете в Амстердаме (Нидерланды), а в январе 2004 года он стал приват-доцентом Женевского университета. С 1984 года Д. Дичи занимал должности ассистента, старшего ассистента, старшего лектора и содиректора факультета оперативной стоматологии и эндодонтии Женевского университета. Также он имеет в Женеве частную стоматологическую практику с учебным центром «Женева Смайл Центр».

Дидье Дичи — автор более чем 60 клинических и научных статей и глав в книгах по адгезивной стоматологии, соавтор книги «Адгезивные безметалловые реставрации», опубликованной издательством «Квинтэссенция» и переведенной на семь языков. Он входит в редакционные коллегии нескольких международных научных журналов.

«Совершенствовать эстетику без разрушения естественной структуры зубов»

— Стоматолог — это не профессия, это способ жизни, мышления, заложенный, может быть, даже генетически… Как Вы стали стоматологом?

— Возможно, Вы будете удивлены, но, по правде говоря, я хотел стать хирургом. Однако у меня были проблемы со спиной, и лечивший меня хирург сказал: «Вы можете выбрать себе любую профессию, но только не хирургию, поскольку тогда вам придется стоять на протяжении многих часов, и проблемы со спиной не позволят вам эффективно работать. В наше время очень немногие виды хирургии, наверное, только нейрохирургия и хирургия глаза, требуют положения сидя. Поэтому забудьте о хирургии. А вот другие медицинские специальности вам подойдут». Я много думал обо всем этом. Мне хотелось заниматься чем-нибудь в сфере медицины, в идеале — делать что-то своими руками. И тогда я остановил свой выбор на стоматологии. Мне было тогда 15-16 лет. Вот так.

— На Ваш выбор повлиял отец?

— Нет. Мой отец работал инженером-электриком, а мать — секретарем в большой издательской компании в Женеве. Когда она родила двух детей, то оставила работу и стала домохозяйкой.

— Сейчас на взлете имплантология, пластическая хирургия, эндодонтия (достаточно посмотреть программы многих конгрессов, например Европейской академии эстетической стоматологии), но Вы выбрали для себя реставрационную стоматологию. Что повлияло на этот Ваш выбор?

— Я думаю, что в этом плане на меня повлиял мой первый наставник — профессор Жак Хольц, потому что он был самым преданным из всех преподавателей, которые у нас, студентов Женевского университета, были, и, наверное, самым убедительным. Уже в то время, а это было начало 80-х годов, он был готов бороться против всей существующей системы лечения. Мне кажется, я предельно ясно осознал, в конце концов, что его логика и видение стоматологии являются тем, что актуально и сегодня: пациентов нужно лечить наилучшим возможным способом, кариозные поражения следует восстанавливать, а эстетику совершенствовать без разрушения естественной структуры зубов. Позже все это стало чем-то очевидным. Поэтому я долго не мог по-настоящему заинтересоваться эстетической стоматологией, так как, по моему мнению, она всегда разочаровывает, когда требуется удалить слишком много здоровой структуры зуба. Конечно, я ставлю коронки немолодым и пожилым пациентам, но при этом всегда присутствует некоторое разочарование, и я не ощущаю энтузиазма. Имплантология вызывает у меня огромный интерес, поскольку здесь мы можем проводить консервативное и позитивное лечение — возвращать зуб в зубной ряд как функциональную единицу, не повреждая соседние зубы. Это меня очень интересует. Но есть и негативный момент в развитии стоматологии. Все мы знаем, что сегодня профессия имплантолога и эстетического стоматолога интересна главным образом вследствие того, что эти виды лечения дают больше прибыли.

«Разделяю цели и философию Европейской академии эстетической стоматологии»

— Вы давно являетесь действительным членом Европейской академии эстетической стоматологии. Как реализуются Ваши профессиональные интересы в деятельности Академии?

— У многих членов Академии главные интересы лежат в сфере имплантологии и эстетической стоматологии в целом. Я считаю, что Академия — это важное профессиональное объединение стоматологов всех специализаций, поскольку здесь практикуется обучение, читаются лекции, проводятся презентации исследовательских результатов по разным аспектам стоматологии. У меня тоже есть возможность представлять там результаты своих исследований и делиться своей концепцией с другими членами Академии. Хотя больше информации посвящено имплантологии и ортопедической стоматологии, всегда остается место и для консервативной стоматологии. Вот почему я все еще очень восхищаюсь всем, что делает Европейская академия эстетической стоматологии. Я разделяю цели и, так сказать, философию Академии, потому что у ее членов действительно очень открытое видение стоматологии, и хотя там много разных специалистов, но они не поворачиваются спиной к консервативным методикам, что, я думаю, характеризирует Академию с позитивной стороны.

— Вы всемирно известный специалист и лектор в области реставрационной стоматологии. В Вашем учебном центре в Женеве прошли обучение стоматологи из многих стран мира, включая тех, кто учился с переводом на русский язик. Есть ли разница в обучаемости между стоматологами разных стран?

— Должен сказать, что достаточно трудно четко высказать мнение по этому поводу. Определенно, люди из стран с более высоким уровнем образования менее восприимчивы, поскольку думают, что они все знают или что знают достаточно. Они приходят учиться просто потому, что так делали их предшественники. Поэтому они плохо восприимчивы к новым методикам. Я не буду говорить о конкретных странах, но упомяну регионы, где экономика и общество по-настоящему быстро развиваются (Южная Америка, Азия), а также те восточные страны, где экономика, может быть, и не слишком современна, но все же находится в развитии, в отличие от западного мира, пребывающего в состоянии стагнации. Так вот, люди из этих регионов более открыты к обучению, они считают, что им много чему можно научиться. В западном мире все по-другому, ибо здесь мы думаем, что все знаем. Серьезная опасность, точнее риск опасности, в том, что мы не сможем на протяжении очень длительного периода времени поддерживать тот стандарт медицинской и стоматологической помощи, который имеем на данный момент в Швейцарии и соседних странах, так как мы недостаточно совершенствуем обучение и не развиваем навыки и знания. Лично я чувствую, что лучшее взаимодействие происходит со стоматологами, приезжающими из заграницы, а не с местными стоматологами. Но все же существуют исключения, и даже много исключений, ибо и в Швейцарии, и в Германии, и во Франции, и в Великобритании все еще есть много очень мотивированных молодых коллег. Но в целом больше интереса и восприимчивости я видел у людей из регионов, которые развиваются.

— Чувствуете ли Вы себя художником?

— Мне кажется, что на протяжении последних десяти лет я достигал результатов за счет уменьшения того, что можно было бы назвать художественной частью моей работы. Точнее говоря, и реставрационный протокол, и оборудование стали очень систематизированными, они требуют от меня все меньше энергии и сноровки. Я думаю, что стоматология — это более точная профессия, чем профессия художника, даже если нам это и не нравится. Мы преувеличиваем художественный аспект профессии стоматолога. Если вы обратитесь к людям из мира искусства, то все они скажут вам, что копирование не является искусством, а мы явно копируем природу, мы не создаем нечто в чистом виде per se. Да, нам необходимо чувство цвета, формы или перспективы, но это лишь некоторые художественные аспекты. У нас больше чувства полезности, функционального видения, которые в действительности не относятся к художественным навыкам.

«Я, по существу, очень европейский человек»

— Вас знают во всем мире, и, наверное, у Вас постоянно появляются предложения продолжить свою карьеру стоматолога и преподавателя в разных престижных университетах, городах и странах… Но Ваш выбор остался за родной Женевой и семейным Смайл Центром. Почему?

— Я родился в Женеве, рос здесь, учился. На протяжении последних лет у меня здесь было много хлопот. Я действительно получал некоторые предложения работы из разных мест. Однако они были не в очень четкой форме, так как я к ним никогда не проявлял интереса. Особенно к Америке. Должен сказать, что в то время в прошлом, когда я мог бы принять приглашение преподавательской работы из других регионов мира, моя сильная, глубокая европейская культура отвратила меня от принятия этих приглашений, потому что даже если бы я наслаждался пребыванием в США, то мне было бы очень трудно приспособиться к их культуре. Мне кажется, что это в первую очередь вопрос культуры, а я, по существу, очень европейский человек. Сейчас мне пятьдесят, и я уже почти не способен жить в американской культуре или, например, в азиатских культурах. Другая причина, по которой я никогда серьезно не думал о переезде, — это то, что при принятии решений я должен был думать не только о себе, но и о моем брате. У меня были обязательства, ибо я пообещал брату, что мы будем оставаться вместе. Это значило, что мое будущее будет более или менее связано с Женевой. Третья причина, по которой я никогда не планировал переезжать, в том, что моя карьера в Женеве развивалась хорошо, и я был очень доволен своей деятельностью в Женевском университете, своим профессиональным окружением, отношением пациентов. Моя частная стоматологическая клиника и академическая деятельность прогрессивно развивались. В конце концов, я почувствовал, что мне уже немало лет и что найти за пределами Швейцарии что-нибудь лучшее будет трудно.

«Занимаясь стоматологией, укрепляю мой дух и разум»

— Реставрационная стоматология — это состояние перманентного стресса. Каким способом Вы снимаете стресс, чем занимаетесь в свободное время?

— Хобби? (Смеется.) Мое хобби —делать еще больше зубов. Конечно, я не лечу пациентов с понедельника до субботы или до вечера пятницы. Следовательно, у меня есть возможность заниматься разными видами деятельности. Некоторые из них — почти что хобби. Я лечу пациентов три, три с половиной часа в неделю, а в остальное время преподаю в университете, провожу исследования в университете, а сейчас — еще и работаю в учебном центре. Это очень приятное, стимулирующее и захватывающее сочетание разных видов деятельности. Должен признать, что лечение пациентов является действительно стрессом, особенно когда речь идет о качестве и целях, так как здесь присутствуют трудности локальные, технические и психологические. Но именно занимаясь стоматологией, а не другими видами деятельностями, я укрепляю мой дух и разум. До сих пор на протяжении более десяти последних лет у меня почти не было хобби, и я просто работал. Только время от времени практиковал немного спорта, дайвинга, катания на лыжах. Но это, по существу, столь малая часть моей жизни и малая доля моего времени, что этого не было бы достаточно для подкрепления духа. Чтобы восстановить свои силы, я занимаюсь другими связанными со стоматологией занятиями: организую конференции, читаю лекции, бывает, возникают проблемы с курсами, встречаюсь с людьми из других культур, что позволяет мне узнать, как работают другие стоматологи, какие у них проблемы. Все это очень стимулирует и является интересным.

— Вчера мы видели, как Вы избавляетесь от стресса, гоняя на «Формуле-1»…

— Да. (Смеется.) Но в прошлом я делал это лишь несколько раз. Пять раз, если точно. Не могу сказать, что я занимаюсь этим регулярно и что это настоящее хобби, даже если это и фантастический опыт. Мой отец очень увлекался механикой, и я, наверное, унаследовал это восхищение механизмами, автомобилями от него. Мы с друзьями постоянно — где-то три раза в год — приходим на гоночную трассу и устраиваем что-то наподобие гоночной школы. Мы учимся ездить быстрее на обычных автомобилях. У кого-то более быстрая машина, у кого-то — менее. Но все мы ездим по одним и тем же кругам. Это безопасно и доставляет большое удовольствие. А вот управлять автомобилем «Формула-1», к сожалению, выпадает оченьочень редко.

«Кризис подтолкнет стоматологов думать о менее дорогих решениях»

— Завершим кризисом! Говорят, что глобальная рецессия продлится не менее пяти лет. Этот период оставит отпечаток на всех сторонах нашей жизни. Как, по-Вашему, повлияет мировой кризис на предпочтения пациентов и стоматологов в реставрации зубов?

— Экономика и финансовый кризис не лишили нас возможности работать. Особенно в плане эстетического лечения у нас остаются перспективы. Эстетические ожидания пациентов, возможно, не изменятся, но финансовая реализация этих ожиданий, несомненно, в будущем изменится. Я ощущаю текущий кризис, хотя мы можем сказать, что он также имеет и позитивное влияние. Во всяком случае, мы могли бы создать новый баланс между финансовыми средствами пациентов и предлагаемым типом лечения. В некоторых регионах мира это, возможно, подтолкнет стоматологов подумать о менее дорогих решениях. Я надеюсь, что эти менее дорогие решения (не предлагающие делать две керамические коронки вместо восьми) помогут обратиться к таким более консервативным методикам, как адгезивные восстановления из композита, отбеливание, которые, несомненно, являются менее дорогими и вместе с тем намного более эффективными для пациентов. В наше время в Западной Европе и США намного чаще, чем в других регионах мира, практикуется обширное и часто не вызванное разрушением зубов стоматологическое лечение. Большинство пациентов в Южной Америке и Азии не имеют достаточно денег, чтобы получить нужную им стоматологическую помощь. Поэтому чрезмерное стоматологическое лечение в этих странах выполняется реже, ибо здесь стоматология главным образом фокусируется на основных потребностях. Но в США и западном мире значительная часть практикуемой нами стоматологии является эстетической и ортопедической. Руководствуясь эстетическими целями, мы делаем реставрации на зубах, которые в действительности этого не требуют. Я очень надеюсь, что в наиболее развитых странах вследствие того, что пациенты будут располагать меньшим количеством денег, чем в прошлом, кризис заставит нас, стоматологов, практиковать более консервативные методики. Таким образом, я ожидаю, что кризис будет иметь по крайней мере один позитивный эффект для стоматологической профессии.

— И Ваши пожелания стоматологам, которые являются читателями журнала «ДентАрт»…

— Я непременно желаю им успеха в подходах прямой реставрации, потому что, в конце концов, если мы достигаем превосходного уровня прямых реставраций, то это должно приносить больше удовлетворения, чем постановка красивой коронки, где мы не несем ответственности за эстетический результат. Я абсолютно уверен, что выполнение прямых реставраций дает стоматологу возможность наибольшей профессиональной реализации. Очень надеюсь, что экономическая и политическая конъюнктура будет содействовать стоматологии и не дестабилизирует эту профессию, так как во многих европейских странах, где разные социальные системы и множество политиков, есть люди, способные сбить стоматологию с ее пути и повлиять крайне катастрофически на медицинскую и стоматологическую помощь. Надеюсь, что все вместе мы сможем удержать от этого политиков и социальное страхование

Беседовал Сергей Радлинский Фото С. Радлинского и из архива Д. Дичи

Наверх